21:13 

"Прощай" - ключевая сцена Титаника в ЧР

Hita-san
Автор: Hita-san
Фэндом: Junjou Romantica
Персонажи: Усаги/Мисаки
Рейтинг: PG
Жанры: Слэш (яой), драмма
Предупреждения: OOC, AU, Смерть персонажа
Размер: драббл
Статус: закончен
Саммари:
когда-то давно, на фикбуке, я выставляла заявку "Титаник", где Усаги и
Мисаки были в роли Джека и Розы. Однако, никто её не захотел исполнять.
Поэтому я решила сама написать ключевую сцену. Я понимаю, что это очень непривычно и не в духе романтиков, но, вот. На ваш суд. Принимается
любая критика.
Голоса стихли. Тишина, парившая над просторами океана, укутывала меня, забираясь в самое сердце и сжимая его своей ледяной рукой смерти. Мне было страшно. Нет, не так: мне никогда не было так страшно, как сейчас.
Что теперь будет? Как потом будет? Как скоро всё будет?
Вопросы никак не хотели оставлять мои мысли.
Я слегка повернул голову влево, чтобы осмотреть плавающих трупов людей, которые замёрзли.
Хах. Мне повезло гораздо больше, чем всем этим беднягам, хотя я никогда не был так счастлив, как на Титанике. Жизнь будто бы кардинально поменялась, изменила ход своего направления; я всегда мечтал об этом моменте, когда, наконец, словно окрылённый, открою глаза, посмотрев на свет. Я родился, родился заново. А рождаются, как мне было известно, превозмогая боль.
Поэтому, когда наша участь уже была известно всем, я понял, что за своё счастье, которое жизнь подарила мне впервые, я поплачусь дорого. Я не хотел умирать, но понимал, что иного выхода нет, и не будет – я слишком задолжал своей судьбе за эти три прекрасных дня.
Я услышал какой-то непонятный звук. Ах, оказывается, это волосы замёрзли от холода и воды и прилипли к зеркалу или доске. К чему-то деревянному, только это мне было ясно.
Картина, открывшаяся моему взору, была устрашающая. Если бы смог закричать, обязательно сделал бы это, но это было слишком… слишком кошмарно. За что всё это этим людям? Неужели они все, абсолютно все, даже замёрзшая женщина с ребёнком на руках, оба они покрылись инеем, совершили настолько тяжкие грехи и преступления? Всё пространство в зоне моей видимости было усыпано тысячами людей, застывших в неестественных позах. Ещё не так давно они все шумели, молили о спасении, но спустя недолго время, замолчали.
После смерти родителей я любил тишину. Она казалась мне согревающей, безопасной; я любил прятаться в ней, и мне было всё равно, как это называется. Но эта тишина была невыносимой, мне так хотелось услышать хотя бы что-то, любой звук, шорох, шёпот. Но это было невозможно. Вернув голову в обратное положение, я даже не стал смотреть в другую сторону – я и так знал, что увижу там.
Уставившись ничего не выражающим взглядом в ночное небо, которое сливалось с океаном, став таким же чёрным и бездонным, правда, его украшало множество звёзд, я стал напевать незатейливую песню, которую однажды мне спел Усаги-сан. В груди больно потянуло – ох, я никогда не смогу забыть это волшебное время, проведённое с моим любимым. Мы навсегда останемся вместе, вот, только осталось ещё чуть-чуть подождать спасателей, и тогда уж точно…
Мои мысли о спасении прервал громкий крик одного из людей, которые обслуживали лайнер: они пытались найти выживших. Поняв, что вот он, наш шанс на совместное счастье, я, кое-как поворачиваясь своим замёрзшим телом, лёг на живот и ухватился за холодную руку своего счастья.
-Эй, Усаги-сан, спасатели! Я же говорил, что они прибудут за нами! – я хотел сказать эту фразу бодрым, воодушевляющим голосом, но вместо этого получилось лишь хриплое шипение. Ну и что, сейчас это не главное! Мой любимый писатель эротической литературы и художник не менее пристойных вещей почему-то не отвечал и никак не реагировал на мои действия, продолжая рукой держаться за нашу с ним опору, при этом не открывая глаза. Я попытался расшевелить мужчину ещё раз, но тот не подавал никаких признаков, что он со мной.
На моём лице отразились первые признаки паники, а мысли стали путаться с новой силой. Почему он не отвечает? Проклятый писака, больше никогда не буду позировать для него и быть его музой!
-Усаги-сан. Усаги-сан. Акихико! – я думал, назвав его по имени, он поймёт всю серьёзность ситуации и как пугает меня, но все мои попытки оказались тщетны – мужчина не обращал на меня ни малейшего внимания, продолжая молчать.
В следующее мгновение у меня затряслись руки, и я стал трясти его с большей силой, с большим рвением. У него не шёл пар изо рта!
-Акихико! Акихико, слышишь, Акихико! – я почувствовал, как по моей щеке скатилось что-то мокрое – но это было совсем не к месту, и я совершенно не чувствовал разницу в температуре своего тела и слёз, - Ты обещал мне! Ты обещал мне, что ты будешь всегда со мной, слышишь?! Ты обещал! Обещал!
Мой сиплый голос становился то громче, то, совсем ослабевая, превращался в шёпот. Нет, он не мог! Он не мог оставить меня, он клялся, что мы будем всегда вместе!
-Акихико… Акихико… - я совсем обессилил, припал головой к руке, за которую держалось бездыханное тело моего любимого. Голова кружилась, я чувствовал, что что-то судьба должна предпринять, мне не простят моё беззаконное светлое чувство. Но почему именно так? Зачем отнимать мой последний смысл жизни, мои последние чувства?
Я не мог смериться с его смертью, приравнивая это к собственной. Я знал, что не смогу выжить без него. Я и не собирался предпринимать попытки своего спасения – теперь это было бессмысленно.
Уже распрощавшись со всеми и продолжая лежать головой на руке мужчины, я вспомнил последние слова любимого. Нет, я не хочу исполнять их! Зачем мне спасаться, если возвращаться к жизни нет никакого смысла, ведь всё, что меня в ней ждёт – боль и разочарование.
«Ты умрёшь старым, в своей постели. У тебя будет много детей и внуков, понял? Это ещё не конец, Мисаки. Ты должен пообещать мне, что обязательно выживешь!»
Не хочу, не хочу, не буду! Я не смогу выполнить обещанное тебе, Усаги-сан. Я хочу к тебе, на небеса. Я уверен, что ты в раю – такие, как ты, умеющие любить и сострадать, никогда не попадут в ад. Я хочу к тебе, Акихико, я хочу быть с тобой, слышишь?
Спустя некоторое время я снова услышал крик человека в спасательной шлюпке. Моё тело пробрала мелкая дрожь, я не понимаю, почему так произошло, но мне стало страшно – я не хотел, чтобы нашей истории пришёл окончательный конец. Не сейчас. Никогда. Я дам продолжение нашей любви, я буду возрождать её, пусть здесь, на земле, один, но я знаю, что ты рядом со мной.
Ты не просишь, если я умру здесь и сейчас.
Я с большим трудом приподнял голову и посмотрел в твоё неживое, но такое родное лицо. Не сумев сдержать себя, я снова начал плакать, тихо, правда, изредка всхлипывая, и провёл рукой по холодной коже твоего лица. Я старался запомнить каждую чёрточку твоего образа, чтобы оно всегда являлось ко мне во снах, в моих видениях, где мы с тобой вместе, хотя прекрасно понимал, что, сколько бы лет не прошло, я никогда не смогу забыть тебя.
Трясущимися руками, я попытался отцепить руку мужчины от доски, нежно проведя по ней в последний раз.
-Я люблю тебя, Акихико. – Мой голос стал ещё ниже, чем был пару минут назад. Я смотрел, словно заворожённый, как тело моего любимого опускается в чёрную глубину океана, вслед за кораблём. Ты отправляешься туда, где мы нашли друг друга.
Поняв, что я могу упустить свой последний шанс, я с силой перекатился по доске с середины к краю и плюхнулся в воду. Будто сто иголок одновременно пронзило моё тело, делая боль нестерпимой, невозможной.
Но я сумел доплыть до человека, у которого был свисток. Я сумел, хватаясь за него и, дрожащими руками поднося ко рту этот самый свисток, привлечь внимание спасателей. Я сумел выжить, Акихико.
Я люблю тебя.


@темы: Акихико, Аниме, Мисаки, Музыка

Комментарии
2012-10-13 в 20:26 

Baileys94
Самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.
Это так так так... ГРУУУУУСТНООООО!!!!!!!

2012-10-13 в 20:51 

Hita-san
Baileys94, бывает, да^^

2012-10-14 в 15:11 

Baileys94
Самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.
Но написано очень хорошо)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

~Junjou Romantica~\~Чистая романтика~

главная