Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:22 

Название: "Секрет счастья"-глава пятая.

Hita-san
Название: "Секрет счастья"-глава пятая.
Фэндом:Junjou Romantica (Чистая романтика или Pure Romance)
Автор: Hita-san
Бета: очень, ну, просто очень нужна!
Пейринг: Усами Акихико (Усаги)/ Такахаши Мисаки
Жанр: романтика, драма, немного юмора, немного ангаста(самая малость)
Предупреждение: MPREG (мпрег) или же "мужская беременность", ООС
Рейтинг: не превышает R
Размер: миди
Статус: в процессе
Описание:Добрый дядя Фуюхико нуждается в наследниках, но и, конечно, внучат уже хочет, продолжение рода, всё такое... И тогда в его умную голову приходит одна мысль! Если уж ни одного из сыновей женить заставить не получается, крепкие отношения состоят лишь у одного, и то с парнем, он вспомнил, что не так давно стали производить таблетки(о, да, идея древнее динозавра, но не под гамма лучи же подставлять укеш!), с их помощью мужчины могут забеременеть. Но, зная скверный характер предполагаемого сына, он решился сделать это тайком, и сделал всё возможное и невозможное, чтобы укеша заболел, а на приёме ему подсунули подмененные таблетки.
Посвящение: всем фанатам "Чистой романтики", мпрегманам, ну, и, конечно, каждый автор должен и для себя писать^^
Критика: приветствуется. Пожалуйста, оставьте свою критику, это моя первая работа(звучит,правда, не очень), но я хочу критики, много критики, чтобы исправляться в дальнейшем!
Публикация на других ресурсов: с разрешения

В комнате царила гнетущая атмосфера - тишина, давящая на сознание, но слегка разбавленная равномерным тиканьем часов, стрелки которых не желали останавливаться ни на секунду, давая хоть мгновение на передышку, чтобы обдумать свои дальнейшие действия.
Мисаки стоял, опустив голову, и боялся посмотреть в глаза старшему брату, который, если так можно выразиться, застал его врасплох. Нет, они с Усами как раз пригласили Такахиро для того, чтобы, наконец, рассказать о своих отношениях, а так же упомянуть тот факт, что скоро брюнет станет дядей.
Но, если бы здесь был Усаги, шатен не стоял перед братом белый, словно мертвец, и не пытался быстро-быстро сообразить какую-нибудь более приемлемую отговорку.
-Братик… - попытался начать он, сильнее сжимаясь всем телом, и стараясь мысленно призвать Акихико на помощь, но всё было тщетно. Уже решившись поднять глаза на Такахиро, заканчивая созерцание пола, его оборвал резкий холодный тон, который впредь до этого ему приходилось слышать очень редко, только тогда, когда Мисаки действительно сильно провинился.
-Объяснись!- зеленоглазый шатен слишком хорошо чувствовал эмоции, переполнявшие его брата, которые отнюдь не были вызваны радостью или другими положительными чувствами, наподобие этой.
Уже было начав оправдываться, часто моргая от того, что глаза стали влажными от непонятной обиды, Мисаки остановился, лишь набрав побольше воздуха в лёгкие. Он понял, что ситуация была слишком серьёзной для того, чтобы он оставил её разрешение на одного только Усами, а так же, что говорить придётся именно сейчас, именно ему, и только правду.
Широко распахнув глаза и подняв голову, он посмотрел на брюнета, на чьём лице читалось явное замешательство в столь щекотливой ситуации.
Долго решаясь, с чего лучше начать, он мысленно обращался к Усаги, спрашивая у него совета, но понял только одно – его тайну он не выдаст и не расскажет, это точно.
Не так давно он задумался, каково будет Акихико, когда, скорее всего, его друг и бывшая десятилетняя любовь, к которой он всё же смог подавить чувства, откажется от него, если узнает, что писатель – гей? Потерять действительно важного человека для Усами было бы очень тяжело. И даже, несмотря на то, что Мисаки, похоже, навсегда потеряет доверие, да и вообще любые другие взаимоотношения с братом, он был готов пожертвовать этим ради его будущей семьи.
Такахаши долго думал об этом: если случится такая ситуация, кого же он выберет? Он не хотел делить своего брата и своего любимого, но, видя реакцию первого, это всё же придётся сделать.
Глубоко вздохнув, Мисаки, будто затравленный зверь - добыча, которая понимает, что спасение уже не придёт, буквально выдохнул слова, но Такахиро хватило и этого, чтобы услышать.
-Братик, я беременный. – Слова эхом отдавались в голове старшего, новость была действительно неприятной и сильно шокировала, даже, несмотря на то, что увидев живот, его посещала эта догадка, однако он всячески отвергал её, считая, что его Мисаки не может сделать вещь такого рода, ведь он был «правильным» мальчиком. Вернее, так он считал.
Прикрыв глаза руками, брюнет стал быстро размышлять, пытаясь хоть немного разобраться в этой ситуации.
Первое, что приходило в его голову, так это мысль, что его младший брат – гей. Ведь иначе забеременеть он бы не смог. И это, судя по всему, расстраивало мужчину больше всего прочего. После этой догадки на душе стало ужасно пусто и одиноко. Как могло произойти то, чего мужчина старался всячески избегать? Как Мисаки мог даже допускать мысли об отношениях с мужчиной? Где старший брат мог допустить ошибку при воспитании ребёнка, из-за которой шатен стал… таким?
«Почему он не может быть нормальным?» - рассуждал Такахиро, уже разглядывая младшего брата, который не знал, что ему теперь делать и как себя вести. Шатен стоял, боясь даже шелохнуться, и теребил край футболки, который уже был в ужасно мятом состоянии, смотря на брата широко распахнутыми глазами и закусив губу. Было видно, как его тело пробирала мелкая дрожь, а глаза то становились отчужденными, будто неживыми, то загорались какой-то идей, но тут же быстро потухали.
«Почему он скрывал это от меня? Как долго?!» - снова обратился к сознанию мужчина, чувствуя, как воздух в комнате становится всё более разряжённым, скрестив руки на груди. Конечно, сейчас он не мог вспомнить один из тихих летних вечеров, когда, не понимая, что говорит, начал рассказывать брату младшему об однополых отношениях и о том, как он не понимает людей, состоящих в них. Если быть точным, то его, как и большую часть населения, отвращала эта мысль.
«Почему Акихико мне ничего не рассказал!?» - мысль ошеломила, от чего брюнет даже замер, пытаясь найти объяснение всему происходящему.
Он понимал, что его брат и мужчина сильно сблизились за время проживания и стали друзьями, но это не повод скрывать такую новость от него, Такахиро, единственного родственника Мисаки!
Если вспомнить прошлые года, когда брюнет уже состоял в дружеских отношениях с писателем, то можно было бы с уверенностью сказать, что Усаги никогда бы не стал скрывать настолько важную новость.
«Наверное, Мисаки попросил его» - ох, сколько же неудобств из-за его младшего брата у Усами.
Уже решив, что нужно сказать что-либо, чтобы разобраться в этой ситуации, Такахиро начал говорить, пытаясь спокойно достучаться до младшего брата, что всё это – ужасная затея, но не смог сдержать нахлынувшие на него эмоции.
-Мисаки, ты понимаешь, что ты наделал?! – брюнет не смог сдержать крика, от чего шатен попятился назад, опуская голову и пытаясь хоть как-то скрыть покрасневшие глаза и кончик носа, инстинктивно прикрывая живот руками, будто бы его брат покушался на детей, существовавших внутри него.- Как? Как тебе пришло в такое голову, объясни мне?!- Такахаши старший резко жестикулировал, выдавая свою нервозность и пугая этим парня, от чего тот постоянно вздрагивал, тем не менее, покорно всё выслушивая и стараясь сдержаться, чтобы не начать отвечать и не выдать секрет его писателя.- Тебе самому-то не стыдно?!- Он схватился за голову, представляя все последствия того, что его брат ждёт ребёнка,- Как ты теперь знакомым людям в глаза будешь смотреть, скажи мне, пожалуйста?! А что мне теперь говорить?! Ты вообще понимаешь, сколько проблем создал этим,- он резко указал на живот, чем напугал парня, который ошеломлёнными глазами смотрел на него, - нашей семье?!- Такахиро затих, переводя дыхание, а Мисаки, немного покачиваясь из стороны в сторону, всё больше походил на человека, которому только что вынесли приговор. Он не раз представлял реакцию своего брата на новости об его ориентации и, с недавнего времени, положение, которая была даже похуже этой, но от чего же было так обидно и невыносимо тоскливо? Душу будто бы сжимали невидимые тиски; он пытался вырваться из них, стараясь хотя бы немного ослабить, но все усилия были тщетны.
-Зачем ты уговорил Акихико врать мне на счёт тебя? – тихим и серьёзным тоном проговорил мужчина, смотря на брата с каким-то отчуждением, будто это вовсе не родной человек, а какой-то нашкодивший соседский парень, который должен получить по заслугам.
Услышав вопрос, Мисаки с недоумением посмотрел на брата, не понимая, как тот не мог понять причину их лжи. Хриплым от долгого молчания голосом он неуверенно произнёс:
-А как мы могли тебе рассказать?
Вероятно, Такахиро не понравился ответ, точнее вопрос на вопрос, из-за чего он с новой силой стал давить на брата.
-Что? Как могли рассказать? – он быстро сокращал дистанцию между ними, угрозой нависая над парнем, который медленно пятился назад, но после чего упёрся в препятствие, вроде дивана и застыл. – Ты мой младший брат! Мы договорились, что Усаги будет следить за тобой, а в результате оказывается, что ты ждёшь ребёнка от какого-то мужика, а я об этом ничего не знаю! – он с силой сжал плечи парня, который после каждого слова терялся всё больше и больше, от бессилия опуская голову и стыдно отводя глаза. – Так почему, Мисаки?! Неужели и для него эта новость была приемлемой? – Брюнет разжал хватку и с сожалением посмотрел на живот шатена, не желая верить в происходящее.
Тихо, будто говоря последние предсмертные слова, он спросил:
-Какой месяц? – голос не выражал абсолютно ничего, будто все краски в мире померкли. От него веяло холодом и отчуждённостью, от чего Мисаки подумал, что больше никогда не сможет нормально разговаривать с братом, а как бы хотелось ещё раз его обнять, ведь они так давно не виделись.
От мысли, что их нерушимая кровная связь с братом будет разрушена, на глаза наворачивались слёзы. Из всех сил стараясь сдержаться, чтобы не выдать свои слабости, он уже было хотел рассказать причину, почему Усаги пошёл на поводу у мальчика, как, предательски всхлипнув, дал ответ на вопрос, решив, что лучше им обоим не портить отношения с Такахиро.
-Пятый. – Тихо, словно провинившийся ребёнок, ответил шатен.
Послышались мягкие шаги, удалявшиеся от парня по направлению к двери, а за тем скрип двери, после чего, немного замявшись и не сказав ни слова, брюнет вышел из квартиры.
Мыслей не было, только та же самая гнетущая пустота, разбавленная тиканьем часов, стрелки которых не желали останавливаться. На ватных ногах, медленно, хватаясь за живот, будто бы угроза детям всё ещё существовала, парень прошёл на кухню, доставая продукты из холодильника.
Из подобия дрёмы его вывел очередной толчок, из-за которого шатен, наконец, понял, что сейчас произошло. Нежно поглаживая округлившийся живот, он с трепетом, будто так и должно быть, обещал своим будущим детям, что никогда не откажется от них.


Выходя из издательства и раздражаясь, что всё затянулось на слишком долгое время, Усами заметил человека, который стоял у входа и нервно топал ногой, отчеканивая равномерный ритм. Удивляясь, что привело его сюда, он, не задерживаясь, двинулся ему навстречу, после чего мужчина заметил его.
-Здравствуй, Такахиро. – с Улыбкой на лице приветствовал Усаги своего друга, - Не ожидал тебя увидеть здесь.
После чего брюнет раздражённо, с непониманием и недоверием взглянул на писателя.
-Почему ты не сказал мне, что Мисаки на пятом месяце беременности? – решил перейти сразу к делу мужчина, не приветствуя в ответ, даже ради приличия. – Почему ты вообще мне не сказал, что он ждёт ребёнка?
На лице мужчины отразился непередаваемый ужас. Зрачки сузились от страха за своего мальчика, ведь исходя из «приветствия» Такахиро, он отнюдь не разделил положение его любимого, после чего писатель понял, что следовало поторопиться домой. Но сначала…
-Ты заходил к нам? – если подумать, вопрос глупый, но осторожно узнать чуть больше о настроение друга и положении текущих дел всё же стоило.
-Да. – Мужчина вздохнул, снимая очки и потирая переносицу, после чего серьёзно посмотрел на Усаги. – Я понимаю, что за время проживания вы привязались друг к другу и, возможно, стали хорошими друзьями. Но, Усаги, - он сделал умоляющее выражение лица, - почему ты мне не сказал, что мой младший брат ждёт ребёнка от неизвестно кого?!- по мере нарастания тона мужчины, удивление писателя росло всё больше и больше.
«В смысле, непонятно от кого?» - негодовал новеллист, - «То, что он знает все мои отрицательные качества, ещё ничего не значит!» - гневно подумал он, после чего его буквально осенило, и мужчина прервал тираду своего друга.
-Такахиро… - он немного помедлил, услышав, что брюнет замолчал, - Мисаки тебе не сказал, от кого ждёт ребёнка?
Такахаши только фыркнул, брезгливо поморщившись, после чего устало произнёс:
-Даже знать не хочу, с кем он там встречается… - он отмахнулся от писателя, после чего хотел продолжить что-то ещё, но Усаги, твёрдо, отчеканивая все слова, словно разъясняя, сказал то, что повергло старшего брата его любимого мальчика в состояние шока:
-Мисаки ждёт ребёнка от меня. – Сказав фразу, светловолосый мужчина не сразу понял, что только что разрушил всю их «конспирацию», ведь они хотели донести новость до Такахиро более мягко, подготавливая, а когда попался бы хороший момент, сказали. Но вместе, а не по отдельности.
Брюнет стоял, не веря своим ушам.
-Чт… Что?! - «Усами… что?» - в голове не укладывалось столь неожиданное открытие.
До этого момента, мужчине казалось, что хуже новостей, чем ориентация брата и его незавидное положение, не будет, но после этой…
Такахиро тяжело дышал, хватая воздух ртом и смотря во все глаза на бесстрастное выражение лица своего друга.
-Я отец будущих детей.- Спокойно повторил писатель, стараясь не растерять своё хладнокровие и рассудительность в данной ситуации.
Видеть настолько рассерженного Такахаши старшего было Усами в первой. Он не мог не представить, как проходила встреча двух братьев, и что после этого испытывал Мисаки, из-за чего в животе от непонятного страха будто сжалась пружина, заставляя мужчину всем телом напрячься.
«Появляться в издательстве было плохой идеей» - размышлял светловолосый мужчина, стараясь сдержать себя, чтобы не закончить встречу раньше времени и не сорваться домой, где, скорее всего, между любовниками состоится серьёзный разговор.
Меж тем, его собеседник, наконец, начал говорить:
-Усаги, прекрати! Ты не должен так безрассудно оправдывать его поступок, беря вину и на себя! – Он злобно посмотрел на мужчину, который под напущенным спокойствием стоял, словно не в своей тарелке – нервы были натянуты словно струны, до предела, и если провести по ним – бац! – можно заработать глубокий порез на коже, по которому прошлась затронутая нить. Ещё никогда Акихико не было так неуютно с Такахиро. – Ты же взрослый и разумный человек, должен понимать, что это ужасно и отвратительно! – брюнет перевёл дыхание, качая головой и выражая своё сожаление. Вероятно, из-за того, что не сумел вовремя вмешаться во всё это. – Да и без особых на то причин… - он хотел было сказать ещё что-то, но его перебили.
-Такахиро… - новеллист глубоко вздохнул, мысленно надеясь на то, что брюнет когда-нибудь сможет принять их отношения, даже если придётся «наступить на горло» своим принципам, пересмотрев свои взгляды на отношения людей, потому что Усами не собирался отказываться от Мисаки. Никогда. – Я люблю Мисаки.
Сначала брюнету это показалось абсурдным, потому что он никак не мог представить, как умный человек, устроенный в жизни и, живя только по своим принципам, мог полюбить его брата, который ещё толком не остепенился в жизни. И даже если познал настоящее горе, потеряв родителей в детстве, сполна прочувствовать структуру, на которой держится общество, не успел. В голове не укладывались мысли о том, как это могло произойти и насколько давно.
Но после он вспомнил некоторые из моментов прошлых лет, когда шатен уже жил у писателя.
Однажды, когда Мисаки приехал к ним, в Осаку, погостить на неделю, Такахиро прямым текстом указал на недостатки Усами, из-за чего парень впервые повысил голос и рассердился на брата. В то время он не предал этому никакого значения, ведь Мисаки был и остаётся добрым человеком, который не любит, когда начинают плохо говорить о человеке, хотя выходка навела на размышления, что младший брат сильно привязался к своему сожителю.
Так же Такахиро не предал значение тому, что сам Усаги уговорил Такахаши старшего оставить у себя мальчика, приводя разные доводы в пользу их совместного проживания. Даже если брюнет знал, что новеллист не переносит чужого вторжения на свою территорию, являясь довольно-таки сносным хозяином.
Но теперь, когда мужчина услышал фразу, которая могла бы объяснить поведение двух близких ему людей, всё прояснилось и встало на свои места.
Самым неприятном, как теперь оказалось, было не то, что его младший брат и друг были любовниками, и, похоже, это происходило без принуждения одной из сторон, а то, что они всё скрывали от Такахиро, который не представляет жизни без своего младшего брата и по-настоящему ценит своего друга.
Хотя брюнет был против такого союза, и стоило бы устроить «прочищение мозгов» на тему отношений младшему брату, мужчина почувствовал себя опустошённым и раздавленным, из-за чего ничего не ответив, развернулся и быстро поспешил уйти, оставляя Усами позади себя, который, немного поразмыслив, зашагал к своей машине.

-Мисаки, я дома. – Поприветствовал мальчика писатель, закрывая дверь и, уже разувшись, прошёл в квартиру.
Шатен стоял у окна, держав в руках книгу, при этом пальцем зажав нужную страницу, опирался ею о подоконник. Казалось, он был спокоен и безмятежен, размышляя о чём-то своём и смотря на движущиеся машины сквозь стекло, люди в которых торопились каждый по своим делам. Но Усами слишком хорошо знал своего мальчика, который нервно поглаживал живот, да и был осведомлён обстоятельствами ситуации. Мальчик был чем-то сильно озадачен, но глаза, Усами даже специально убедился ещё раз, были сухими и не красными.
-Мисаки… - снова обратился писатель к шатену, от чего тот вздрогнул, услышав голос у самого уха – Акихико успел бесшумно подойти к нему.
Тот, не оборачиваясь, стоял, немного опустив голову, но после, быстро сообразив, развернулся.
-Привет, Усаги-сан. – Мальчик попытался улыбнуться, но сделать это было довольно трудно, из-за чего новеллист мысленно приготовился к тяжёлому для них обоих разговору. – Ты поздно вернулся.
-Да… - начал мужчина, следя за движениями шатена, - тот направлялся на кухню, наверное, пошёл разогревать еду. – В издательстве нас задержали, но вырваться никак не получалось. – Он немного помолчал, смотря на то, как микроволновая печь подогревает его порцию.
-Мисаки, а ты уже поел? – опомнился Усаги, - Почему ты не садишься вместе со мной?
Шатен, немного потерев шею, начал неуверенно отвечать.
-Э… Нет, знаешь… - Зелёные глаза уставились в пол, не желая смотреть на Акихико; парень явно чувствовал себя неловко, боясь о чём-то заговорить.
-Что-то случилось?
Вопрос застал мальчика врасплох; рука, до этого водившая по животу остановилась, а глаза удивлённо уставились на писателя.
Отрицательно покачав головой, Такахаши отвернулся, начиная нарезать хлеб, чтобы мужчина, наконец, поел.
В который раз вздохнув, мужчина подошёл к парню, чтобы, всё-таки, начать разговор, потому что сделать это нужно было обязательно, но Усами заметил, как вздрогнули плечи его любовника.
На секунду замерев, он тут же притянул шатена к себе и крепко прижал, успокаивающе поглаживая по голове. Комната наполнилась отрывистыми всхлипами, после чего парень заревел в голос, уткнувшись лицом в шею писателя и давая волю нахлынувшим на него эмоциям.
Сегодняшний день будет длиться слишком долго.


-Мисаки… - писатель прищурил глаза, смотря на шатена, уплетающего за обе щёки куриную ножку. Теперь его нездоровый аппетит был ясен обоим. – Звонил Такахиро, сказал, что через неделю заедет, чтобы выслушать всю историю целиком… - он улыбнулся, глядя в смешливые глаза мальчика. Вчера они, наконец, поговорили обо всём, что их волновало, тем самым полностью открывшись друг другу. – Сильно извинялся перед тобой, за такую бурную реакцию… Может, всё-таки расскажешь, что он тебе сказал?
Мисаки, немного пожевав ещё, задумался, чем вызвал очередную улыбку писателя, после чего снова принялся есть.
-Он не одобрит. – Проигнорировав вопрос, пробубнил мальчик, запивая чаем еду и принимаясь за следующую часть курицы; на этот раз попалось крылышко, от чего шатен поморщился – ножки он любил больше.
-Не одобрит. – Серьёзным тоном, но всё так же добро, подтвердил Усаги.
-Что это ты с самого утра такой счастливый? – Конечно, писатель искренне радовался хорошему настроению его любимого, но предвкушал, что после вчерашнего мальчик будет смущён их недавним откровением и расстроен обстоятельствами.
Парень только хитро улыбнулся, но честно признался, пожав плечами, что не знает, почему именно. На что Акихико лишь изящно изогнул бровь, не понимая перепады настроения шатена, однако решил, что в данный момент его всё устраивает, а посему в это дело лезть не стоит.
Неожиданно парень замер, приложив чистую руку к животу. Мужчина мгновенно среагировал, быстро подскочив со своего обеденного места, и подбежал к шатену.
-Что такое? Что-то болит? - он озадаченно смотрел на серьёзное лицо своего возлюбленного, но тот продолжал молчать, будто прислушиваясь к чему-то. – Мисаки!
Тот лишь неуверенно взял руку светловолосого мужчины и прижал к левому боку своего живота.
Сначала ничего не происходило, и Усаги лишь так же озадаченно смотрел на парня, но потом чётко ощутил толчок, именно в то место, куда парень приложил руку мужчины. Затем, немного погодя, писатель почувствовал толчок сильнее, после чего посмотрел на улыбающееся лицо любимого.
-Я и раньше чувствовал, но это было в те моменты, когда я не мог обратить на это особое внимание. – Парень усмехнулся. – Именно так братик и застал меня врасплох.
Писатель лишь покачал головой, проходя обратно на своё место. Ну, надо же! Он тут за него переживает, волнуется, а это всего лишь ещё одно проявление будущих детей.
И хотя Усаги выказывал своё недовольство по этому поводу в ответ на улыбающееся лицо мальчика, в нутрии стало тепло; он всё ещё ощущал, как маленькая ножка или ручка упирается в стенки живота его любимого, делая округлившуюся часть тела немного бугристой. Но это шло в разрез с его характером.
Но теперь Акихико твёрдо для себя решил, что сделает всё, что в его силах, но защитит его маленькое счастье, которое он смог, наконец, лишь получить с Мисаки, простым парнем, неудачно зашедшим в его комнату.


@темы: Первый сезон, Мисаки, Манга, Второй сезон, Аниме, Акихико

Комментарии
2012-08-26 в 00:02 

Baileys94
Самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.
Ну и гед прода? Я тут прилетела, а Вы! Где ПРОДАААААААА???????????

2012-08-26 в 10:47 

Hita-san
Baileys94, Извините, пожалуйста, я бралась за другой фанфик и, к счастью, завершила его)) Но потом умер мой дядя и была занята совершенно другим...
Каюсь! :weep: Сейчас же приступаю к работе!

2012-08-26 в 17:03 

Baileys94
Самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.
о господи! соболезную((((
приступайте, буду только рада)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

~Junjou Romantica~\~Чистая романтика~

главная