23:01 

Название: "Секрет счастья"-глава вторая.

Hita-san
Фэндом:Junjou Romantica (Чистая романтика или Pure Romance)
Автор: Hita-san
Бета: очень, ну, просто очень нужна!
Пейринг: Усами Акихико (Усаги)/ Такахаши Мисаки
Жанр: романтика, драма, немного юмора, немного ангаста(самая малость)
Предупреждение: MPREG (мпрег) или же "мужская беременность", ООС
Рейтинг: не превышает R
Размер: миди
Статус: в процессе
Описание:Добрый
дядя Фуюхико нуждается в наследниках, но и, конечно, внучат уже хочет, продолжение рода, всё такое... И тогда в его умную голову приходит одна мысль! Если уж ни одного из сыновей женить заставить не получается, крепкие отношения состоят лишь у одного, и то с парнем, он вспомнил, что не так давно стали производить таблетки(о, да, идея древнее динозавра, но не под гамма лучи же подставлять укеш!), с их помощью мужчины могут забеременеть. Но, зная скверный характер предполагаемого сына, он решился сделать это тайком, и сделал всё возможное и невозможное, чтобы укеша заболел, а на приёме ему подсунули подмененные таблетки.
Посвящение: всем фанатам "Чистой романтики", мпрегманам, ну, и, конечно, каждый автор должен и для себя писать^^
Критика:
приветствуется. Пожалуйста, оставьте свою критику, это моя первая
работа(звучит,правда, не очень), но я хочу критики, много критики, чтобы
исправляться в дальнейшем!
Публикация на других ресурсов: с разрешения





2 глава.

После принятия нужного препарата,всё было как в тумане. Мисаки, из проведённого остатка дня на кухонной тумбе,около неё и в разных позах помнил только скрипы, стоны и слова любовника, заставляющие его краснеть до кончиков волос, сердце учащённо стучаться, а без того спутанные мысли и вовсе приходить в безумный хаотичный порядок. Выгибаясь навстречу сильным толчкам, жадно целуя мужчину, которого любит, но признаться, как ни странно, в этом именно ему очень сложно, но можно, Мисаки, чуть ли не плача от удовольствия, свалившееся на него откуда-то с небес, не мог поверить, что всё это: сильные плечи, служащие для него опорой, нежный взгляд голубых с фиолетовым оттенком глаз, настоящая счастливая улыбка, руки, которые были тёплыми только для него, и, самое главное, это великое чувство-любовь, что была отдана только ему- обычному парню, который только недавно стал совершеннолетним, который мог только бережно хранить все признания, робко про себя давая ответные- принадлежало только ему.И каждый раз, шепча его имя низким с хрипотцой голосом, который тоже принадлежал лишь одному ему, Усами убеждал его в этом, за что тот был безумно благодарен ему.


Иногда, Мисаки, конечно, никогда не признается Акихико в этом, он осознаёт, что рад, что Усами так и не признался в своих чувствах брату, иначе этого могло никогда и не быть.

Но, волей случая или, же это судьба, они вместе, и Такахаши благодарил всё на свете за это чудо. Но признаться - не признается. «Слишком эгоистично»- всегда считал шатен.

И сейчас, засыпая в таких родных объятиях в комнате писателя, Мисаки, удостоверившись, что мужчина спит, обнял его в ответ, всем телом прижимаясь к нему.
Положив голову тому на грудь,слушая ровный ритм сердца и спокойное дыхание, он, вдыхая родной и любимый запах, почувствовал, как его окутывает лёгкая дрёма, и, решив ей не

сопротивляться - а зачем?- провалился в сон в светлых тонах, где Усаги любит перец и сдаёт вовремя рукопись, его семья больше не ведёт за ними охоту -ничего того, что мешало бы их маленькому счастью, разделённому на двоих.


-Зачем?- короткий бессвязный вопрос, даже, скорее, просто слово, но Мисаки понял его смысл, и почему Усаги задал его.
-Затем.- попытался съязвить Такахаши, видя недовольную гримасу своего собеседника, которая выражало всё,что он думает об этом ребячестве.
-Так, зачем же?- снова переспросил Акихико, на этот раз он убрал из рук газету, что давало понять, что ему и вправду интересно.
-Для профилактики.- буркнул Мисаки, становясь недовольным тем, что «ничего-то Усаги-сан не понимает». Запив таблетку, шатен заглянул в баночку,- «Пусто»- подумал парень и закрыл крышкой лёгкую, от того, что в ней ничего не лежит, баночку.
Писатель изящно изогнул бровь,подперев голову рукой, и положив ногу на ногу, всё ещё дожидаясь аргументированного ответа, но, видя, что Такахаши решил обделить его своим вниманием, опять задал вопрос:
-Ты пьёшь это уже месяц, хотя давно перестал болеть.- Пересказал события Усами,- То есть, употребление таблеток «просто так»- это, по-твоему, профилактика?- скептически посмотрев на то, как парень выбрасывает белую баночку, обклеенную этикеткой, на которой

крупными оранжевыми иероглифами было написано название, а на обратной стороне способ применения, Акихико, достав сигарету, быстро поднёс её к губам и,зажигая её, затянулся.

-Дурак Усаги-сан! Ну тут чёрным по белому написано, что нужно делать! Ты хочешь, чтобы я опять простудился?-негодовал шатен, искренне не понимая, отчего писатель так не доверяет нынешней медицине.
-Я не хочу, чтобы ты снова заболел, Мисаки,- туша сигарету и кладя окурок в пепельницу-панду, встал Усаги и медленно начал приближаться к разгневанному парню, у которого так мило на щеках выступил румянец, из-за злости, конечно.- Но пить это целый месяц три раза в день? Тебе самому-то не противно?- подойдя к мальчику и заглядывая в большие зелёные глаза, переспросил Акихико, на что Мисаки только заворожено смотрел.

Воспользовавшись заминкой парня, он быстро «чмокнул» того в губы и, смотря, как его лицо заливается краской, обнял– не страстно и распущено, а ласково, нежно, выражая всю свою духовную привязанность к этому мальчишке.


Мисаки не ожидал именно этого, он думал, что всё будет в обычном порядке: поцелуй - дорога до постели - секс. Но вместо этого получил нежные объятия, дарующие ему полную уверенность в… да, во всём. С Усаги-саном он мог согласиться, не сразу, конечно, но на многое, и не видел ничего в этом странного, хотя иногда его предложения раздражили или,

особенно часто, удивляли, показывая безграничную фантазию писателя, недаром он им и является.

Брюнет уже было хотел обнять в ответ Усаги, который непонятно от чего проявил нежную романтику к его персоне,как вдруг:
-Мисаки, - начал мужчина, что заставило парня остановиться практически в миллиметре от его спины, чудом не задевая того руками,- ты такой милый…- и, не дожидаясь запоздалой реакций, спросил, вовсе не требуя ответа,- пойдём в спальню?
Разозлившись не на шутку от такой хитрой уловки, Такахаши Мисаки, начиная по своему обычаю долбить довольного писателя руками по спине, вырывался, крича:

-Ах, ты, подлый писака! Опять ты за своё!- не унимался мальчик, а сам мужчина, в чью сторону были адресованы ругательства, улыбаясь, смотрел на раздражённого парня, но уже не обнимал его.- Прекрати лезть ко мне без веского на то повода!

-А повод был,- промурлыкал Акихико, нежно улыбнулся, смотря на своё немного растрёпанное чудо.
-Ну, и какой же?- Скептически скрестив руки на груди, спросил Такахаши. Почему-то он знал, что повод Усаги найдёт всегда, и неважно, каким он именно будет: многообещающая фраза «мне нужна подзарядка», либо просто отмазка, особо не блещущая свое гениальностью, но сверкнувшая своей неповторимостью и изобретательностью, вроде «меня достал

наш сосед». Хотя на последнее Мисаки и не мог понять, причём же тут он, но отвертеться от наглого писателя BL романов он не мог.

-Я тебя люблю,- проговорил мужчина, будто говорит очевидную истину, которую сам Бог велел знать,- разве это не повод?- спросил он в своей излюбленной манере.

И вправду, смотреть на то, как одна за другой эмоции сменяются на лице любимого- великое удовольствие. Шатен ловил воздух ртом, словно рыба, пытаясь найти нужные слова, которые, как всегда, именно в самый неподходящий момент куда-то исчезли, просто испарились, оставляя вместо себя давящую пустоту.

-Да, ты.… Да, я…- пытался что-то донести до Усами Мисаки, но ничего более ясного выговорить не получалось, но, наконец, он нашёл в себе силы выплеснуть свою злость,- Ты лезешь ко мне постоянно, даже в людных местах умудряешься, хотя я протестую! Почему ты всё это делаешь, а?! – негодовал Такахаши, на чьи слова пепельноволосый мужчина никак не реагировал, стоя со скучающим видом, который так и выражал вопрос «зачем тратить время попусту, всё равно всё заканчивается одинаково».
-Мисаки, послушай,- Усаги прервал гневную тираду мальчика, который тут же замолк, немного настороженно отойдя на шаг от писателя,- неужели не понимаешь, что чем больше ты сопротивляешься, тем больше я буду делать это,- мужчина улыбнулся, видя, как глаза парня медленно расширяются в осознании чего-то.
-А!- гневно воскликнул шатен, на лице которого было написано раздражение,- И что,- вновь затараторил мальчик, резво жестикулируя, чем показывал свою эмоциональность,- ты предлагаешь мне теперь только и делать, что просить тебя лезть ко мне? Ты только тогда отстанешь?
Акихико рассмеялся, показывая красивые ровные зубы - вот так довод! У его любимого действительно хорошее воображение, за которым писателю никогда не угнаться. Он, быть может, и читает парня, словно раскрытую книгу, в которой большими буквами написано всё, о чём тот думает, но бывают моменты, когда действия Такахаши сражают наповал своей неожиданностью, будто в книге есть тайник, неприметный и маленький, но хранилось в нём действительно что-то особенное. «Мал золотник, да дорог»- кажется, это так называется. Но обманывать тайные надежды парня он не собирался, а поэтому честно ответил, заглянув тому в глаза, всё также улыбаясь:
-Нет, Мисаки,- начал тот, смотря, как Такахаши отошёл ещё на один шаг от него,- ты же понимаешь, что я в любом случае буду это делать.- Сказал, как отрезал.
Повергнутый в ужас, парень побледнел от такого заявления,- «И так всю жизнь»- пронеслось у него в голове. Шатен так сильно ушёл в сои мысли и раздумья, что с головой захлестнули его, утягивая в водоворот представлений, что же ему ещё придётся терпеть, как неожиданный поцелуй в губы отвлёк его, настоятельно рекомендуя вернуться.
Меж тем, писатель притянул Мисаки к себе, сомкнув руки на пояснице парня, перекрывая любые ходы для отступления, отчего Такахаши упёрся руками в грудь мужчине, пытаясь хоть немного увеличить расстояние между ними.
-Мисаки,- начал шептать на ухо своего юного любовника писатель, не веря, что парень настолько смутился, что даже уши покраснели,- пойдём наверх.- Он уже начал покрывать легкими поцелуями шею мальчика, но тот с силой оттолкнул его, часто дыша, и, указывая пальцем на удивлённого мужчину, громко сказал:
-Сначала кто-то должен доделать свою работу! – серьёзно посмотрев на Акихико, Мисаки вздохнул, и устало ссутулил плечи - он почувствовал себя усталым и вымотанным, но у него ещё были дела. Вроде незаметно и искусно нарезать перец и дать съесть его Усаги, да и вообще приготовить обед.
Посмотрев на мужчину, он не сразу понял, от чего тот стоит и довольно улыбается, лукаво гладя на шатена и скрестив руки на груди.
- Ловлю на слове, Мисаки.- И, развернувшись, пошёл к лестнице, направляясь, вероятней всего, в свой кабинет, чтобы приступить к работе. Не сразу поняв, что значили его слова, Такахаши осенило. Он вспомнил - «Сначала…»- что обещало, что после плодотворной работы, шатен добровольно отдастся в «загребущие» руки писателя, от чего и без того большие глаза мальчика расширились до неузнаваемости.
-Аргх!- разозлился парень. Он уже было хотел вставить объясняющую фразу, что ничего он так просто не получит, но Усаги и след простыл.
Насупившись, Мисаки обиженно подумал «пойду готовить» и медленно зашагал к холодильнику, словно приговорённый заложник к виселице, так уж не хотелось ничего делать.
«Так-так, прогоним лень!»- похлопав себя по щекам, от чего те немного покраснели, подумал парень, немного приходя в норму.

Готовя сёмгу, зеленоглазый шатен вдыхал пряный аромат рыбы, чувствуя, что он довольно проголодался. «Как быстро»- удивился он, вспоминая, что ели они не так уж и давно. Когда готовка подходила уже к концу, и оставалось только накрыть на стол и дождаться писателя, Мисаки осенило:
-Хочу мяса,- проговорил он вслух. Смотря на рыбу, которая искушала попробовать её за всё время готовки, манила своим чудным запахом, показывая, что она полностью готова, тем, что от неё практически незаметно исходил пар, извивающийся, плавно перетекающий из одного положения в другое, парень понял, что потерял интерес к приготовленной еде и хочет другой, а именно.… Желудок заурчал, когда шатен представил большое блюдо с мясом, которое было хорошо прожарено, и можно даже без гарнира. Главное- мясо.
Немного поколебавшись, шатен подошёл к холодильнику и, взявшись за ручку, остановился, вспоминая, есть ли у них вообще мясо. «Блин… Не помню»- подумал Мисаки, уже заглядывая в холодильник и зорким взглядом осматривая все полки. Заметно расстроившись, сам удивляясь этому, Такахаши пошёл накрывать на стол- до выхода Усаги-сана оставалось каких-то пять минут, а сделать хотелось всё красиво и аккуратно.
«А что, если…»- промелькнула мысль в голове зеленоглазого парня, но он тут же издал лёгкий смешок, считая, что это просто не возможно.- «Я не успею за пять минут сбегать за мясом в магазин, приготовить его и съесть!»- поражался вспышкам глупости и наивности шатен.- «И, вообще… Я же рыбу всегда больше любил!»- снова посмотрев на блюда, что стояли на столе, дожидаясь своих хозяев, чтобы те их попробовали, Мисаки не смог подавить в себе мысль, что мясо он всё равно хочет больше, как бы аппетитно рыба ни смотрелась, приправленная соусом и украшенная зеленью.

За всеми мыслями, что кружили в голове у Такахаши, словно рой разозлённых пчёл, он и не заметил, как писатель, уже спустившись, зовёт его по имени.
-Мисаки!- наконец, докричался мужчина до парня, который стоял и гипнотизировал глазами сёмгу, стоящую на столе,- Ты в порядке?- волнуясь, спросил Акихико, дотронувшись до плеча

мальчика, на что тот только рассеянно покачал головой, а в следующую секунду уже бодро и с улыбкой на лице, сказал:

-Давай садиться за стол, а то я жутко проголодался!

Трапеза проходила удачно, Усаги действительно практически не чувствовал вкуса перца, но Мисаки, который сказал, что он «жутко голодный», даже не удосужился притронуться к еде, ковыряясь в ней палочкой, лишь изредка попивая чай, что вызвало у писателя удивления, ведь он знал, как его юный любовник любил рыбу. Строя догадку за догадкой, он, искренне не понимая, что с ним могло произойти, ведь еда была действительно вкусная, всё же решил поинтересоваться, что же случилось с парнем. Ведь он не только не ел, но и как-то рассеяно и невнятно отвечал на вопросы мужчины, хотя обычно у них за столом происходил довольно оживлённый диалог:

-Мисаки,- писатель любил обращаться к шатену по имени, потому что считал его действительно красивым, что, в принципе, оно и означало. «Расцвет красоты»- чем больше Акихико узнавал своего любимого, тем больше понимал, что имя действительно отражало своего хозяина. Всё это заключалось в моментах их повседневной жизни, на которые другие, но не Усами, не обращали внимания. Он любил за ним даже просто наблюдать, радуясь своему счастью, которое никому и никогда не сможет отдать, а если покушение и случались, что, кстати, и происходило, невероятно нервируя мужчину, то тот сразу же пресекал все их пути до юноши, который так наивно ничего не понимал,- почему ты не ешь?
Парень впервые поднял глаза на Усаги, и удивлённо на него посмотрел:
-Я же чай пью,- проговорил он слегка осипшим голосом, от того, что довольно долгое время молчал,- да, и… Я не голоден, Усаги-сан.- парень пожал плечами, чем вызвал настороженность у Усами. Немного погодя, когда мальчик положил палочки и взял в руки кружку с ароматным чаем, который, видимо, только для исполнения примера чуть-чуть отхлебнул, светловолосый мужчина продолжил.
-Ты говорил, что хочешь кушать, - начал писатель, заметив, что лицо любимого бледнее, чем обычно,- у тебя даже в животе урчало, когда ты сел,- Акихико говорил это так, словно мудрец объясняет дураку самую простую истину,- да, я слышал.- Утвердительно качнув головой, сказал мужчина, разглядывая выступивший румянец на коже юноши, что сейчас был виднее, чем обычно.
Разминая круговыми движениями плечи, Мисаки взглянул в свою тарелку, еда в которой остыла и была даже не тёплой, что её ещё можно было бы съесть, а холодной, чего Такахаши не любил. Взглянув на Усаги, который пристально следил за каждым движениям парня, шатен, ещё раз отхлебнув чай и чувствуя, как тот пропадает где-то в области пустого желудка, немного согревая его изнутри, сказал:
-Правда, Усаги-сан, я не голоден,- и, будто специально на зло мальчику, который уже было хотел встать из-за стола, послышалась громкое урчание, который твердил обратное.
-Сядь, Мисаки.- тоном, не терпящим возражения, начал Акихико, быстро разубедившись в том, что парень не голоден,- И пока ты не съешь хоть немного, из за стола не выйдешь.- И на возмущённый взгляд парня, который, всё же, послушно сел на своё место и взял палочки, пояснил,- Только не хватало, чтобы у тебя сил ни на что не хватило.- Притворно усмехнувшись, мужчина, по правде волнуясь за своего мальчика, стал наблюдать, как Мисаки подносит кусочек пищи ко рту, а за тем аккуратно кладёт на язык, после чего, долго пережёвывая, глотает.
-Ну, вот, видишь,- довольно улыбнулся писатель, что означало ещё одну победу,- продолжай в том же духе… - И, замерев, продолжил, смотря, как лицо зеленоглазого шатена меняет свой цвет с бледноватого на более зелёный и, даже показалось, немного с синевой цвета.- Мисаки?..

 


Парень, тщательно пережевав кусочек рыбы, а за тем проглотив его, начал прислушиваться к своим ощущениям. «Рыба как рыба»- подумал он. Уже было хотя начать есть, навёрстывая упущенное время, его отвлекло какое-то смутное ощущение, которое не предвещало ничего хорошего. Сосредоточившись на нём, юноша с ужасам отметил, что ощущение всё сильнее и сильнее, а к горлу уже подступает кусочек рыбы с, вероятно, прошлой едой.

Резко вскочив на ноги, от чего мужчина, сидящий напротив, от неожиданности слегка вздрогнул, что было ему не свойственно, Мисаки быстро, как только мог, побежал в туалет, стараясь как можно дольше продержаться, чтобы не его не «вывернуло» прямо здесь. Добежав до комнаты и толкнув дверь за собой, что та с силой захлопнулась, он подбежал к унитазу и нагнулся над ним, содрогаясь всем телом.


Когда желудок, измучено выдавая последнюю каплю того, что в нём находилось, судорожно сжался, намекая на то, что сегодня с него хватит, да и ничего в нём не осталось, уставший парень, лбом прижимаясь к краю седушки, даровал себе аплодисменты за то, что всё-таки его приучили прибираться, и прислоняться к унитазу было не страшно.
«Как хорошо…»- подумал шатен, чувствуя, как лёгкость наполняет его тело, прекращая выматывать. А так же было хорошо то, что металлокерамика охлаждала горячий лоб Такахаши, от чего тот, потеряв всякие силы, чтобы хотя бы подняться, так и сидел на полу, отдыхая.
-Мисаки…- дверь приоткрылась, и из-за неё выглянул сильно обеспокоенный Акихико, который в следующее мгновение подбежал к парню, чьё лицо было даже бледнее, чем раньше.- Мисаки, ты в порядке?- мужчина присел рядом с мальчиком, и попытался растормошить того за плечо; на красивом лице были написаны самые разные эмоции, выражающие переживание и страх за его любимого, который ещё с утра был в полном порядке, а теперь…
-Да, да…- начал парень, отчего-то немного стыдясь произошедшего и одной рукой быстро закрывая крышку туалета, чтобы писатель ничего не увидел,- всё хорошо, Усаги-сан.
Писатель внимательно всмотрелся в лицо парня, замечая прозрачные капельки пота, и губами, чтобы лучше почувствовать, коснулся лба Мисаки. Однозначно, это был жар.
-Давай, я помогу тебе добраться до постели,- с заботой в голосе проговорил Акихико, помогая встать парню, после чего тот сразу нажал на кнопку слива, и, не держась на ногах, немного

налетел на мужчину, но тот крепко держал его в своих руках, не давая упасть.

-Усаги-сан,- уже более уверенным голосом начал шатен, с лица которого бледность начала понемногу спадать,- там кран нужно закрыть.

После этого Мисаки, только касаясь подушки, моментально уснул. А ведь всю дорогу кричал о том, что с ним всё в порядке и ему нужно убрать посуду со стола, да и вообще ещё куча дел, которые были обязательными.


Усаги, не понимая, чем Мисаки мог отравиться, ведь это было похоже именно на отравление, пытался более-менее аккуратно поставить посуду в раковину, не разбив её, а нетронутую еду убирал в холодильник. Решив, что на сегодняшний день работы с него хватит, писатель, быстро возвращаясь в комнату, где спал его мальчик, приходя в нормальное состояние, залез под одеяло и прижался к тёплому телу его любимого, ещё раз пожелав ему приятных снов.

Засыпая, он подумал, что таким образом болеет Мисаки в первый раз, и понадеялся, что больше шатен так мучиться не будет.



Однако, за прошедшие полтора месяца после этого случая, случались и другие, и даже сейчас, когда Айкава - «бешеный» редактор, неимоверный фанат яоя, а так же источник разных сладостей, принесла Мисаки новые пирожные, с разными начинками внутри, посыпанные вкусными пряностями, парень, только вдохнув их запах, выронил коробку из рук, чудом не рассыпав, побежал в туалет, где все действия повторялись.


-Мисаки, давай вызовем врача.- Настойчиво начал говорить Усами, ободрительно гладя того по макушке, помогая немного прийти в себя,- это уже длиться долгое время!- немного повысил свой голос писатель, который никак не мог убедить любимого обследоваться.
«Ну, как он не понимает, что я за него волнуюсь?!» - гневно подумал про себя мужчина, стараясь всё же сдерживать себя в действиях.
Мисаки же был непреклонен: вызывать врача на дом он был категорически против, а идти в больницу и стоять в очередях ему было, честно говоря, лень. Он замечал в себе какие-либо странности, вроде того, что часто лениться, а так же изменения в предпочтениях еды. Теперь он практически всегда ел только мясо, неважно, с чем и в каком виде.
Маячившая от волнения Айкава подошла к любовникам и взволнованно спросила:
-Мисаки-кун,- начала она, поджимая губы от своей догадки - озвучивать её в присутствии Усами не хотелось,- как давно это у тебя?
Парень задумался, усердно вспоминая, нехотя ошибаться.
-Наверное…- начал он, посмотрев на Усаги, который сидел рядом и хмурился, как ребёнок, которого не послушали и сделали всё наоборот,- где-то около полутора месяца.
Акихико утвердительно закивал, подтверждая расчёты парня,который уже вставал с пола и шёл к раковине, чтобы умыться и, наконец, избавиться от этого ужасного привкуса во рту.
-А, что, если…- начала редактор, почему-то осторожничая, чем привлекла внимание обоих. Но с открытием всех карт не спешила, ходя во круг, да около,- Мисаки-кун, ты полтора месяца назад или чуть больше не принимал никаких таблеток?- начала она, всё-таки решив начать. Робкая Айкава? Наверное, догадка и вправду устрашающая.
-Да, два с половиной месяца назад я начал пить таблетки от кашля и пропил их месяц.- Уверенно сказал он.
-А…- немного помедлила Айкава,- случайно не в этот же день, как закончился препарат, всё и началось?
-Да.- Двое мужчин смотрели на озадаченную женщину, что-то усердно раздумывающую, но боящуюся высказаться.
-Айкава, говори уже.- Не выдержал писатель, хмуро посмотрев на неё, и подойдя к Мисаки, проверил лоб.- «Ну, хоть жара нет».
-Дело в том, что у меня есть брат…- начала она издалека, вызывая непонятливые взгляды двух людей, стоящих рядом.- У него есть муж, он американец.- Посмотрев на двух мужчин, она увидела нетерпение и продолжила,- Так вот, они захотели детей, но, узнав про последнюю технологию, изобретённую в области медицины, решили не усыновлять, а рожать.- Замолчала она, не совсем понимая, что говорила довольно размыто.
-Причём здесь это?- Акихико уже был довольно зол, не понимая, как это связано с этой проблемой - «Женщины…»- подумал он, сдерживая себя, чтобы не закатить глаза.
-Сенсей,- взмахнула женщина руками, пытаясь добиться результата, чтобы её поняли,- Когда я сказала «рожать», это не в смысле найти суррогатную мать, чтобы та выносила детей, а в смысле, чтобы пассивный партнёр родил от активного!

-Что?- на неё уставились две пары глаз, не верящих тому, что она сказала.

-Это же невозможно,- залепетал Мисаки, вспоминая уроки биологии, на которых так сладко спал,- моё тело же непригодно для этого!
-Айкава, что ты несёшь?- Усаги понимал всю абсурдность этого высказывания, прокручивая варианты, что же такое могло случиться с его редактором, что та впала в такое состояние.
Устало вздохнув, женщина подошла к ним и постаралась сделать как можно более искренне соболезнующее лицо:
-Мисаки-кун,- начала она, глядя на него во все глаза,- у моего брата были точно такие же симптомы.- Покачав головой, сказала она, и тут же, обращаясь уже к обоим, сказала,- Создали таблетки, создающие в теле мужчины подобии матки,- принялась объяснять она, что-то пытаясь показать руками,- ну, или как-то так.- Неуверенно добавила она.
-Но, одно знаю точно, что это возможно, а таблетки очень дорогие.- Пожала плечами она, задумчиво вспоминая что-то, и добавила,- Если хотите, то можете получше узнать о них в интернете, там и баночка нарисована, в которых они выпускаются.
Повисло молчание. Усаги, пытаясь понять услышанное, вспомнил, как выглядела маленькая баночка, которую он увидел перед тем, как Мисаки выбросил её:
-Белая наклейка с оранжевыми буквами и мелко написанным способом применения?- поинтересовался Усаги, никак не понимая, как такое могло произойти, ведь ни он, ни Мисаки никогда особо не заговаривали о детях, а сделать такое без спроса писателя мальчик не мог.
-Да.- Вынесла приговор Айкава, вспоминая, точно ли так выглядела баночка с содержимым.
-Но…- начал было неуверенно Мисаки,- подождите!- Его тело пробивала мелкая дрожь от информации,- Как такое возможно?- И тут же обращаясь к рядом стоящему мужчине и цепляясь за рукав тщательно выглаженной рубашки, посмотрел на него полными слёз глазами, от чего у писателя немного потяжелело на груди. Слёзы Мисаки для него были ударом ниже пояса, правда, он не знал, почему.- Усаги-сан, это же не так, да?

Даже некоторые женщины боялись заводить ребёнка, и не все из-за того, что их как-то нужно было воспитывать, чтобы дать им нормальную жизнь и помочь им освоиться в жизни. Многие боялись этих самих девяти месяцев. А мужчина, узнав о своей никак не планированной беременности, и подавно бы задрожал от страха.

«Как?!»- билось в голове мысль у Мисаки. «Как таблетки от кашля могли быть таблетками для мужской беременности?!»


Его охватил животный страх, переполняющий всё его тело. Вот, именно сейчас не помешало бы свалиться в обморок, чтобы после, проспав довольно долгое время, проснуться, и понять, что ты стоишь во всё той же очереди, в больнице, случайно задремав, когда прислонился к стене.

Разум отторгал любые варианты того, как это могло случиться. И, даже если он и вправду беремен, он жалел. Не хотелось убивать ребёнка.


Мысль о том, что он может стать отцом и жить вместе с Акихико полноценной семьёй грела душу, но только на мгновение. Хоть Мисаки и был в шоке, он, может быть, и согласился бы на такое, но когда-нибудь. А вот Акихико – человек, который терпеть не может детей, просто на дух их не переносит, этого бы никогда не позволил. А жить ребёнку в семье с такой атмосферой Мисаки, вспоминая своё счастливое детство, никогда бы не позволил.

Было и ещё одно «но»- его брат. Даже если бы Усаги был бы не против того, чтобы иметь детей от Мисаки, в чём сам парень очень сильно сомневался, как бы они рассказали об этом его брату, который пока что не знает, что они не просто сожительствуют вместе, а ещё и спят, занимаются сексом и просто любят друг друга. Одним словом - «парочка».

Усами нежно прижал его к себе, прошептав лишь одно «Мисаки», чем пытался и успокоить парня, на которого свалилось такое не понятно за что.
-Это не я, правда…- послышалось откуда-то приглушённо, вероятно от того, что лицо было плотно прижато к груди писателя.
-Кажется,- начал писатель окаменевшим голосом, от которого исходила злоба, а зрачки сузились, выражая что-то ужасное,- я знаю, кто это.

Подняв глаза на Усаги, Мисаки удивлённо посмотрел на него снизу вверх, и даже Айкава, мирно стоящая в сторонке и наблюдавшая всю эту сцену, обратила внимание на человека, чьи рассказы она редактирует.

-Я тебе обязательно скажу,- начал писатель, приблизив своё лицо к лицу парня, от чего тот, даже в такой ситуации, начал слабо вырываться и, краснея, злясь,- но позже.- И, не удержавшись, поцеловал того легко, почти невесомо, еле касаясь губами.

Обстановку разрядили крики Айкавы, которая вошла в режим яойщицы, отчего Мисаки, собрав в себе силы, наконец вырвался.

-Я пошёл готовить!- Закричал тот на писателя, который нежно улыбался, смотря на своё чудо и уже подходя к дивану, чтобы, наконец, начать работать с Айкавой, мысленно уже приходя на встречу с одним человеком.
Недаром он заявился к ним не так давно и, что-то выпытав у Мисаки- Усаги тогда был в издательстве, а парень уже закончил работу,- ушёл.
«Это он»

@темы: Первый сезон, Мисаки, Манга, Второй сезон, Аниме, Акихико

Комментарии
2012-08-04 в 12:23 

Baileys94
Самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.
Уааааййй!!!!! Какое сегодня прекрасное утро!!)) мне так понравилось!)) проду! Скорее!!! Я хочу узнстьрешение Усаги!

2012-08-04 в 19:00 

Hita-san
О, к сожалению, продолжение будет на следующей неделе( Но я рада, что хоть кто-то ждёт его) Я постараюсь побыстрее)

2012-08-05 в 00:22 

Baileys94
Самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.
Очччень его жду!!!! Господи!!!! Только можно его выставить в 4 утра 11 числа, а?????))))) в самолете, знаете ли, самое оно почитать)))

2012-08-05 в 00:25 

Hita-san
Ок, Baileys94, думаю, за 6 дней справлюсь)
Приступаю прямо сейчас)

2012-08-05 в 02:38 

Baileys94
Самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.
Урашечки)))

2012-08-08 в 17:55 

zezia-koneko
Ждем, еще как ждем. :-)

2012-08-08 в 20:59 

Hita-san
Думаю, послезавтра будет готово) Я на это надеюсь...

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

~Junjou Romantica~\~Чистая романтика~

главная