22:38 

Название: "Секрет счастья"- глава первая.

Hita-san
Фэндом:Junjou Romantica (Чистая романтика или Pure Romance)
Автор: Hita-san
Бета: очень, ну, просто очень нужна!
Пейринг: Усами Акихико (Усаги)/ Такахаши Мисаки
Жанр: романтика, драма, немного юмора, немного ангаста(самая малость)
Предупреждение: MPREG (мпрег) или же "мужская беременность", ООС
Рейтинг: не превышает R
Размер: миди
Статус: в процессе
Описание:Добрый дядя Фуюхико нуждается в наследниках, но и, конечно, внучат уже хочет, продолжение рода, всё такое... И тогда в его умную голову приходит одна мысль! Если уж ни одного из сыновей женить заставить не получается, причём крепкие отношения состоят лишь у одного, и то с парнем, он вспомнил, что не так давно стали производить таблетки(о, да, идея древнее динозавра, но не под гамма лучи же подставлять укеш!), с их помощью мужчины могут забеременеть. Но, зная скверный характер предполагаемого сына, он решился сделать это тайком, и сделал всё возможное и невозможное, чтобы укеша заболел, а на приёме ему подсунули подмененные таблетки.
Посвящение: всем фанатам "Чистой романтики", мпрегманам, ну, и, конечно, каждый автор должен и для себя писать^^
Критика: приветствуется. Пожалуйста, оставьте свою критику, это моя первая работа(звучит,правда, не очень), но я хочу критики, много критики, чтобы исправляться в дальнейшем!
Публикация на других ресурсов: с разрешения

-Всё готово, Усами-сама,- проговорил человек больших габаритов в чёрном костюме,- здесь всё, что Вам нужно.- Указывая на предмет, который уже стоял на столе у его босса, сообщил человек.
-Вот и славно,- протянул Усами старший, сощурив из-за улыбки глаза, что те казались маленькими щёлочками, смешно смотревшимися на лице мужчины,- Я сообщу, когда можно будет приступать к выполнению операции.-
Услышав короткое «Так точно»и дождавшись, пока собеседник выйдет из кабинета, Усами Фуюхико тяжело откинулся в своём кресле, устало прикрыв глаза, и полной грудью вдохнул свежий прохладный воздух, в котором витали запахи свежей бумаги, канцелярских товаров и кофе. Он потёр переносицу, разглаживая морщины и размышляя о следующем этапе своего плана. Мужчина в дорогом деловом костюме, пользуясь возможностями своего офисного кресла, повернулся от стола к окну и напряжено стал просчитывать все мелочи его задумки. Сам того не замечая, он начал говорить в слух:
-Сегодня состоится приём, в котором ему должны выдать препарат; с врачом договор успешно прошёл, значит, осталось только доставить нужный предмет…- Задумчиво разглядывая здание напротив, мужчина хитро улыбнулся и восторженно подумал,-«Раз его первое категорически не устраивает, значит, сделаем всё по второму плану! Хотя… это его тоже не устроит, всё же меньшее из всех зол, что он может выбрать.»- Рассмеявшись своим мыслям, бизнесмен, не желая больше медлить, резко развернулся к столу и нажал кнопку, откуда послышался мелодичный женский голос его секретарши:
-Слушаю Вас, Усами-сама.- пропела девушка, ожидая распоряжение своего начальника.
-Передай, пожалуйста, ребятам, чтобы немедленно преступали к выполнению операции! -уже было собравшись «уйти» со связи, он поспешно добавил, -Ах, да, скажи им, чтобы по окончанию связались со мной.- Только тогда, когда послышалось короткое «Будет сделано», Фуюхико, довольный собой, победоносно похлопал в ладоши и, радуясь, будто маленький ребёнок, рассмеялся во весь голос.


Мисаки изнывал от жары, томясь в очереди больницы; стараясь незаметно подойти поближе к входу в кабинет врача, он недовольно хмурил брови. Увидел бы его кто из знакомых, не признал бы: вечно вежливый в любой ситуации Мисаки, который старался никогда не перечить никому из старших, а особенно женщинам, стоял, состроив угрюмое выражение лица и прислонившись к стене одной рукой, был злой, как чёрт. Угораздило же его заболеть летом, в июне, но и это было ещё только половина всей беды. Добивала ещё и аномальная жара, охватившая всю Японию, из-за которой так хотелось сидеть где-нибудь в море, плавая и плескаясь, или уехать на дачу, есть арбуз и ходить в одних лишь трусах, одним словом - отдыхать. Но вместо этого ему приходиться стоять и дожидаться своего назначенного времени, которое, вообще-то, уже давно прошло, а некие наглые личности, которым «только за справкой», вовсе этого не понимали, сразу же закатывая скандалы, если им напомнить об этом.
Чуть ударившись головой о стену, Такахаши вспоминал Усаги-сана, который, волнуясь за состояние своего любимого, вообще не хотел его из дома выпускать, настаивая на том, чтобы вызвать врача к ним в квартиру. Но парня это вовсе не устраивало, он еле-еле заставил выпустить его из четырёх стен, так надоевших ему за эти пару дней, приводя разные доводы, вроде «дай хоть подышать свежим воздухом», на что получал язвительное «на балкон выйди». Кое-как уговорив разрешить ему сходить на приём мужчину, который только и твердил, что у него плохое предчувствие и что лучше бы он сидел дома, Мисаки радостно помчался к поликлинике, где ему всего лишь требовалось забрать нужные таблетки от кашля.
И вот, уже собираясь удариться головой о стену посильнее, он услышал, как открывается дверь и оттуда выходит мужчина с маской на лице, прикрывающей только рот и нос. Радостно сорвавшись со своего места, он чуть не сбил какую-то грузную женщину и, поспешно извиняясь, прошёл в кабинет.
Уже закрыв за собой дверь, он, вспомнив, что для начала должен был хотя бы постучаться, но выходить уже выглядело бы глупо, извинился за внезапное вторжение и назвал своё имя.
-А, Такахаши-кун, проходите, я сейчас достану нужные лекарства.- Врач добро улыбнулся и рукой указал на место, куда вошедший должен был присесть.
Мисаки, выполнив указания, стал терпеливо ждать. «Здесь есть кондиционер!» - ликовал он, стараясь хоть немного утихомирить свой пыл и привести себя в порядок.
Доктор, заглядывая в средний ящик своего стола, потянулся было к нужной пачке таблеток, но аккуратно сложенная пачка денег, лежащая так, что видеть её мог только человек, открывающий ящик, невольно напомнила ему о недавнем разговоре с мужчиной:
«-Я не беру взяток.- Строго произнёс человек, брезгливо посмотрев на брошенные ему деньги,- Заберите это обратно. Он непоколебимо стоял на своём, всё больше и больше раздражаясь напору своих посетителей.
-А ты подумай хорошо…,- видимо, терпение терять начал и мужчина, предлагавший такую ужасную сделку молодому врачу, что так яростно отстаивал своё мнение, что взятки - это то, что причислит тебя к виновникам, из-за которых и повелась коррупция во всём мире, ну, или просто был таким нравственным человеком. В любом случае, бизнесмен, сидящий напротив доктора, деловито закинув ногу на ногу, любой ценой должен был добиться желаемого результата.- Твоя мать больна раком, а твой отец-пенсионер, который уже ни на что негоден. У тебя есть младшие братья и сёстры, которые среднюю школу ещё не успели закончить, а ведь в будущем им всем понадобится деньги на обучение,- по мере того, что говорил мужчина, у молодого специалиста в ужасе и страхе вытягивалось лицо, он догадывался, куда клонит посетитель.- А зарплаты твоих родителей практически ни на что не хватает, вся семья держится на тебе. Подумай,- продолжил он, заглядывая в глаза молодого человека в белом халате, наполненные отчаяньем и звериным страхом за свою семью,- если ты откажешься от этих денег, то лишишься не только лёгкой подработки, оказывая мне эту маленькую услугу,- мужчина блеснул своими глазами,- но и основной работы. Я скажу тебе даже больше,- посетитель скрестил руки замком у себя перед носом, поставив локти на стол,- я позабочусь о том, чтобы твоя семья исчезла с этого света, мучаясь от потери одного за другим членов семьи. Не успев похоронить одного, умирает второй. И не лёгкой смертью, нет - он откинулся на стул, недобро улыбнувшись,- растерзанные тела, ужасающие картины,- ты их даже по зубам определить не сможешь.- Привстав со своего места, мужчина средних лет приблизил своё лицо, недобро сощурив глаза, к окаменевшему от ужаса лицу человека, которому, дабы избежать всего этого ужаса, который, он не сомневался, придёт в исполнение, сидевшему напротив.- Так каков твой ответ, сенсей?- Зло ухмыльнувшись, проговорил посетитель.
-Я…-в горле пересохло, тело била мелкая дрожь, на лбу выступили маленькие капельки пота. Слова вертелись на языке, так и нехотя дойти до человека, но нужно было постараться. Посмотрев в бесстрастные и холодные глаза мужчины, доктор выдавил через силу последнее слово,-…согласен.- и от омерзения к самому себе, поникшее опустил голову, прикрыв глаза руками.
-Вот и славно,- произнёс мужчина, улыбнувшись и кидая уже забранные деньги на стол, что те со свистом подлетели к противоположному краю и упали на колени, прикрытые белым больничным халатом. И уже у выхода посетитель обронил,- Не бойся, если выполнишь мою просьбу, а я проверю, так это или нет,- сделал он акцент на уточнение,- то ничего этого не произойдёт. Гарантирую.- И дверь захлопнулась.
Доктор медленно отодвигал ладони от своих глаз, которые немного покраснели и затекли, от того, что на них довольно долго опирались, и посмотрел на предмет, лежащий на его коленях. Пачка купюр, так аккуратно сложенная, прожигала места, которых касалась. Было больно и неприятно от осознания своей слабости в том плане, на который
Указал человек. Да, они были бедны, да, их семья в любой момент могла начать голодать и скитаться, но он не мог оставить своих двух братьев и маленькую сестрёнку.
С силой сжав зубы и попытавшись сдавить стон, молодой врач, возлагающий большие надежды в области медицины, яростно стукнул кулаками по столу. Сдерживаться было не зачем, в больнице никого не было, кроме охранника, который сидел на первом этаже, тупо уставившись в телевизор и хрустя чипсами, и самого него. Он отчаянно, с криком, вырвавшимся из груди, взял пачку денег и с ненавистью кинул их в дверь, представляя уходящую спину человека.
-Да почему всё оборачивается против моей семьи?! Что мы вам сделали?!- парень не смог сдержать порыв души, которой требовался отдых. Он дико устал отвечать за всех, он хотел обычной нормальной жизни человека, который в его возрасте должен отвечать максимум за два рта, а не за целую семью. Медленно подойдя к пачке денег, он, с силой вцепившись обеими руками за волосы, опустился на колени, срываясь от молчаливых всхлипов.
Быть может, мужчины не должны плакать, потому что им нельзя показывать свои слабости. Да, возможно, так всё и есть. Но когда на душе уже долгое время не было спокойно, когда простые успокоительные больше не помогают, намекая на то, что либо ты пристрастился к ним, либо препараты нужны сильнее, а сил не хватает не на что, то можно и поплакать. Нет, даже не так. Можно, наконец, дать волю чувствам и эмоциям и зареветь, как в детстве, не боясь, что кто-либо скажет об этом и не чувствуя стыда, как за какое-либо преступление, вроде… взяточничества.
Человек, чьё тело содрогалось в конвульсиях, а по щекам текли, не переставая, слёзы, горькие, соленные, затекая в уголок рта и давая распробовать их на вкус, припал головой к полу кабинета, который был отведён ему для общих осмотров.
В тот день он первый раз напился, не оставляя от этой встречи ничего, кроме пухлой пачки денег.»
Отогнав от себя столь печальные воспоминания, рука врача изменила траекторию, по которой должна была двигаться до нужного флакона с таблетками. Вместо этого она легко и ловко взяла точно такую же баночку, но с другими. Вычислить, что это было то, что он должен был доставить пациенту, было легко: предусмотрительный парень черкнул на ней карандашом плюсик, а сейчас, пока брал её, незаметно его стёр.
-Вот то, что вам нужно, Такахаши-кун. Отдыхайте неделю, и, пожалуйста, помимо этого каждый день заваривайте себе чай с мёдом перед сном, старайтесь хорошо высыпаться, да и вообще, не обращайте внимание на жару - одевайтесь теплее.
Внимательно слушая наставления доктора, Мисаки немного удивился, с каких это пор в профессиональной медицине приветствуются народные метода. Но, даже если против всего, что перечислял человек в белом халате, шатен не имел ничего против, то на последнем наставлении скривился до неузнаваемости, на что врач рассмеялся:
-Ну, что же сразу так, Такахаши-кун?- и добавил, передавая нужную баночку с совсем иным содержимым, горько смотря на то, как ничего неподозревающий парень доверчиво берёт её у него,- нужно - значит нужно! Выздоравливайте!
Поклонившись и попрощавшись, Мисаки вышел из кабинета, на ходу читая способ применения таблеток и представляя выражение лица Усаги, когда тот убедится, что он был прав, и уж теперь-то точно его любовник не выйдет из дома в ближайшую неделю.
А меж тем врач горько смотрел на обманутого им человека, так доверчиво принявшего таблетки, и молился, тихо молился о прощении у Всевышнего, за то, что даже зная, что случится с ним из-за этого препарата, всё равно дал ему его.
Выходя из своей красной дорогой машины, Акихико думал о недавних словах отца, в которых явно был подвох, и не простой. «Даже если он и смирился с существованием Мисаки, как неотъемлемой частью моей жизни, что-то он не договорил…- думал тот, ключом открывая дверь и морщась от назойливого звука, издаваемым домофоном, прошёл внутрь подъезда,- Что бы он там не наговорил, стоит остерегаться этого старика, его идеи всегда были, мягко говоря, абсурдными.»
Заходя в лифт и нажимая на нужную кнопку, обозначающую последний этаж, мужчина мягко прислонился к стенке, прикрывая глаза и горько улыбаясь, сожалея о том, что родственников не выбирают. «Неважно, какой ценой, я не позволю отнять им у меня Мисаки!- гневно подумал тот, уже направляясь к двери, ведущей в его квартиру - шикарный двухэтажный пентхаус, с практичным, удобным и, хоть это не имело значения для хозяина жилья, дорогим ремонтом.- Если он попытается ему навредить,- при этих словах он стиснул зубы, вспоминая, что влияние его отца воистину обширно,- я сделаю всё, что в моих силах, даже если нам придётся сбежать в какую-нибудь глушь, поселиться отшельниками и рассчитывать только на свои силы!»
Заходя в коридор, Усами с удивлением отметил, что встречает его непривычная с не очень давних пор тишина.
-Мисаки, я дома.- сказал чуть громче положенного мужчина, понимая, что его любимый ещё не вернулся. «Так и знал, что нужно было вызывать врача на дом»- подумал Акихико, устало садясь на диван, и, прикрыв глаза, ослабил узел галстука.
«Нужно позвонить ему»- промелькнуло в голове мужчины и, ловким движением руки взяв сотовый телефон и набрав нужный номер, стал вслушиваться в размеренные длинные гудки. Так и не дождавшись ответа, номер сбросился, показывая то, что ждёт Усаги уже довольно долго. Раздражённо цокнув языком, он уже хотел набрать ещё раз, но услышал щёлчок замка, и в следующий момент, повернув голову, увидел объект своих недавних раздумий. Да в каком виде: в обеих руках он держал большие пакеты, которые были наполнены разными продуктами, что было хорошо видно сквозь просвечивающую «стенку»; руки в местах соприкосновения с пакетом покраснели.
Недовольно встав с дивана и подойдя к юноше, чьи руки были заняты тяжёлой ношей, он недовольно процедил:
-Так сложно было попросить меня съездить с тобой в магазин?- спросил мужчина, принимая действительно тяжёлые пакеты из рук парня, на что Мисаки, покраснев, сделал недовольно-виновато­е лицо, и сказал:
-Не хотел отрывать тебя от работы. У тебя, между прочим, сроки горят.- И уже проходя к раковине на кухне, чтобы помыть руки, гневно прокричал,- Айкава-сан меня по этому поводу всё время достаёт, почему ты не можешь просто заканчивать вовремя?- намыливая руки рассердился парень, в то время как Усаги стоял, скрестив руки на груди, и делал вид, будто его это совсем не касается.
Пробубнив что-то ещё, Мисаки взял стакан, наполнил его на половину водой и, собираясь запить жёлтую таблетку, почувствовал, как руки писателя обвились вокруг его талии, заключая его в прочный круг, и прижал его к себе, не давая вырваться:
-А я говорил, чтобы мы вызвали врача на дом,- прошептал мужчина в самое ухо шатена, отчего тот покраснел, так и не сумев привыкнуть к действиям своего сожителя.- Я соскучился по Мисаки…- сказал мужчина и, начиная играть с мочкой уха Такахаши, который издавал неуверенные звуки сопротивления, пытаясь вырваться из ловкого капкана, крепко обвивающего его, одной рукой поглаживал его кожу под футболкой, намереваясь спуститься ниже.
Опираясь руками о края раковины, Мисаки, краснея всё с каждой секундой и не понимая, почему его тело всегда идёт против его воли и принципов, помогая писателю, раскаляясь от любого его прикосновения, и жаждая их всё больше и больше, дрожал от удовольствия и попытался более внятно выразиться:
-Заткнись, ты… Извращенец…- Он судорожно сглотнул, сильнее жмурясь, и, закусив губу, попытался возразить,- Руки.. Убери свои руки из.. Ох,- всё тело била мелкая дрожь, перед глазами плясали разноцветные неправильной формы круги и овалы, становясь то меньше, то больше - Усаги опять вытворял с его телом что-то невообразимое, причём всего лишь одной рукой! Чуть наклонившись ближе к раковине, Мисаки попытался достучаться до своего обаятельного «насильника», который, кроме как писать, ничего больше не умел. Ну, если быть честным, то не только в этом, но в этом он никогда и никому не признается, даже под страхом смерти, а особенно, в первую очередь – самому Усами.
-Перестань,- неуверенно начал он говорить дрожащим от возбуждения голосом,- Усаги… таблетки… Мне нужно.. Ха…- дыхание сбилось, на глаза выступили капельки слёз. Он с восторгом резко задрал голову к верху, макушкой упираясь в плечо Акихико, которое немного подрагивало от движений рук, и который, шатен был уверен, хитро улыбается, будто задумал что-то.
Вдруг движение прекратилось, а руки исчезли с тела Мисаки, оставляя его член и соски, которые до этого были подвержены упоительным мукам, в покое, от чего Такахаши разочарованно вздохнул. Разгорячённая плоть пульсировала, заставляя шатена обратиться к виновнику случившегося в просьбе за продолжением, совершенно наплевав на гордость и понятия приличия, но Мисаки так быстро сдаваться не желал. Ведь попросить Усами продолжить означало, что на этом он не остановится, а этого он сделать не мог. Хотя нет, мог, даже в любой другой ситуации мог, а в этой и подавно.
Понимая, что другого выхода нет, зеленоглазый шатен, покраснев пуще прежнего, тихо, спрятав глаза за прилипшей ко лбу чёлки, произнёс:
-Усаги-сан… - голос был немного хриплым и осипшим; Усами, хищно улыбнувшись, сделал вид, будто ничего не понимает, и спросил, пожирая глазами возбуждённого парня:
-Ты что-то хотел, Мисаки?- смотря прямо в глаза юноше, он уже обдумывал, где же лучше заняться сексом: на кухонной тумбочке, дойти до дивана или дотерпеть до кровати?
Шатен стиснул зубы, он понимал, к чему ведёт хозяин шикарной квартиры, и знал, что не сделать этого он не сможет. Закрыв глаза от смущения, затуманивающего весь разум возбуждения, он произнёс:
-Пожалуйста…
-Пожалуйста, что?- насмешливо уточнил Усаги, мысленно остановив свой выбор на кухонной тумбочке, и глазами уже давно вытворял самые непристойные вещи с Мисаки, которые только знал.
Всё тело прошиб холодный пот, шатен больше не мог терпеть этой пытки, он хотел как можно скорее получить такую желанную разрядку, что готов был согласиться на всё.
-Усами-сенсей – обратился к писателю Мисаки, прекрасно зная, что ему нравилось, когда он так уважительно обращался к нему,- пожалуйста…- его голос немного дрогнул, но он, хоть и неуверенно, продолжил, заливаясь краской от дикого смущения и обещая самому себе, что он это ещё припомнит- положит большущий кусок перца в еду,- помогите мне кончить- практически прошептал шатен.
-Ну,… -лениво протянул Акихико, победно ликуя быстрому поражению своего юного любовника, уже еле сдерживаясь и стараясь не обращать внимание на собственное сильное возбуждение,- раз уж ты так просишь… -он медленно подошёл к парню и, резко развернув его к себе, впился жарким поцелуем в его губы.
Вылизывая рот Мисаки, он языком провёл по нёбу и зубам парня, будто заново исследуя каждый раз. Вытворяя с языком парня невероятные вещи, он с удовольствием отметил, как тот сладко простонал, не разрывая поцелуя, прижавшись пахом к ноге Акихико.
Отстранившись, писатель властно заглянул в расширенные от возбуждения глаза своего любимого и, нежно проведя тыльной стороной ладони по скуле мальчика, будто очерчивая контур, опустился вниз, не разрывая зрительного контакта.
Нежно погладив твёрдый член Мсаки и, довольно отметив, что парень вот-вот кончит, он, пойдя против своих принципов дразнить любимого мальчика, сразу принял разгорячённую твёрдую плоть полностью в рот.
-Ах…- простонал Мисаки, с силой вцепившись одной рукой в волосы Усами, а другой опираясь о кухонную тумбу, что стояла позади него.
Усаги, усердно работая ртом, всё сильнее возбуждался от стонов Такахаши, чувствуя, как в штанах становится всё теснее. Облизав головку члена, он, чувствуя, что Мисаки вот-вот кончит, снова принял его плоть до основания, и, вслушиваясь, как его мальчик выкрикивает имя писателя, проглотил всю сперму.
Отдышавшись, Ткахаши недовольно посмотрел на писателя и произнёс:
-Ну, теперь-то мне можно запить таблетку?..

@темы: Первый сезон, Мисаки, Манга, Второй сезон, Аниме, Акихико

Комментарии
2012-08-02 в 00:50 

Hichigo
Переходи на сторону зла - у нас есть печеньки.(c)
мне нравится. а когда будет прода?

2012-08-02 в 02:09 

Baileys94
Самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.
Мда) неплохо) не верю, что это первое ваше произведение) когда продолжение?? И кстати, помоему уже в первой главе нца... Разве нет?

2012-08-02 в 11:34 

Hita-san
О, спасибо, не ожидала, что комментарии, тем более положительные, появятся так скоро)
Baileys94, но, она же не полная, а я и вправду новичок в этом деле^^
Я думаю, продолжение будет на этой неделе, т.к. появилось 3 дня выходных. Я постараюсь)

2012-08-02 в 18:12 

Baileys94
Самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.
Уряяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяя!!!!!!!¡!!!!!!!

2012-08-02 в 18:39 

Hita-san
Я, если честно, вообще сегодня хотела его удалить:D "Какую неведомую фигню я вчера написала и под чем?"

2012-08-04 в 12:25 

Baileys94
Самый опасный противник тот, кого все перестали опасаться.
Нет, да вы что!!! Оо

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

~Junjou Romantica~\~Чистая романтика~

главная